Высшее и профессиональное образование: опыт, проблемы, перспективы

Попов С.В. Пандемия XXI века

Оригинaл материала размещен в выпуске № 05 (07) https://f.almanah.su/07.pdf


Вначале все сводилось к клиповому мышлению, которым оправдывали интеллектуальную слабость нынешнего поколения, объясняя это тем, что во всем виноваты гаджеты и Интернет, который и породил поколение с клиповым мышлением. Тот, кто не знает, что такое «клиповое мышление» может воспользоваться любым поисковиком и получить исчерпывающий ответ. В клиповом мышлении стали искать и, конечно же, успешно нашли даже положительные качества. Оказывается это не деградация мысли, а лишь особая степень ее ориентация на прагматические аспекты. Поэтому человек с клиповым мышлением легче решает прикладные задачи, в том числе, поиска фактической информации, быстрее осваивает конкретную технологию, если она сводится к набору элементарных действий, неплохо запоминает факты и пр. Т.е. как охотник до чужих идей такой субъект выглядит предпочтительнее, чем субъект с развитым сознанием, способным к самостоятельному генерированию сложных умозаключений.
В определенном смысле недавняя мода на повальное увлечение тестированием и даже оправдание этого способа выявления незнания, есть дань тому, что и сами педагоги не чужды этой напасти – клиповому мышлению. Увлечение тестированием оправдывалось тезисом, что, с одной стороны, за более короткое время удается проверить знания большой группы учащихся, а с другой – ответы получаются короткие, ясные без философии и других заумностей. В результате машина не ошибалась в постановке оценки, для этого просто оценивалось, сколько терминов заполнил подопытный. Запомнил много – хороший студент, мало – ну что же, с каждым бывает. Следует напрячь память и подучить определения.
Теперь обратимся к этиологии клипового мышления, чему постараемся придать почти научный характер. При изучении и описании чего-то нового всегда присутствуют два вида знаний: декларативное и процедурное. Декларативное – отвечает на вопрос что (что имеется в виду, что необходимо получить, что за цели преследуются и пр.), а процедурное – на вопрос как (как сделать так, чтобы достигнуть цели; как решить конкретную задачу; как подготовиться к экзамену и пр.). Декларативное знание, главным образом, описательное, оно не дает практических рекомендаций, в то время как процедурное – содержит алгоритм решения, программу действий, методику решения и, в конечном итоге, гарантирует искомый результат. Когда субъект сам решает задачу, то, подключая собственные интеллектуальные ресурсы, превращает постановку задачи (декларацию) в ее решение (процедуру). В результате, декларативное знание превращается в процедурное, однако только с привлечением ресурсов субъекта. Длительное время человечество полагало, что без этого искомый результат не получить. Типичным представителем этого заблуждения был Сократ, который требовал обоснования (т.е. процедурного знания) для каждого тезиса (декларативного знанием). Впрочем, вся древнегреческая наука идеализировала этот процесс. Вспомним хотя бы Аристотеля с его Формальной логикой, которую изучают до сих пор, или Евклида, создавшего Геометрию – науку о доказательствах, основанных на минимальном фактическом материале.
Однако, представьте, что у вас имеется большой запас заранее решенных задач, к которому предоставлен свободных доступ. Естественно, что при каждой новой задаче вы первым дело отправитесь в запасник, чтобы облегчить себе жизнь, и не напрягать извилины в попытке установить уже установленное. Торжествует тезис: «Не изобретай велосипед!». Тем самым, в попытке разрешить заданную декларативно задачу, вы прибегаете к тем же декларативным знаниям, которые уже представлены в виде решения или просто ответа. А это намного упрощает жизнь, делая ее беззаботнее. Но тут-то и кроется подвох. На первый взгляд, облегчая себе жизнь, вы привыкаете к мысли, что все задачи уже решены, и никаких новых человечество не выдумало. Тем самым попадаетесь в ловушку собственных иллюзий. Вот так и возникает клиповое мышление – не надо абстракций, суждений, умозаключений, нужна конкретика в виде ответа поисковика. И нет сомнений, что этот ответ существует, хвала Создателям Интернета за такой могучий инструмент отключения мозгов и развития шустрости рук, которые стучат по клавиатуре с возрастающей интенсивностью. А нам тут бубнят о пользе клипового мышления, усматривая ее в конкретности представлений молодого поколения – поколения Большого Пальца, которое заменило десять пальцев на клавиатуре на один палец на планшете или смартфоне. Потому как прогресс не остановить!
Переход на поиск декларативной информации вместо возведения здания собственного знания вполне объясним. В среднем, декларация гораздо короче, чем процедура конструирования решения. Это как комикс, который на 10 страницах отображает содержание «Трех мушкетеров». Подтверждением этому служит программирование: заказчик формулирует задачу очень коротко (Сделай мне хорошо!), а программист развивает ее в систему, над которой работает не один месяц. В результате заказчик удовлетворенно расстается с некоторым количеством денежных знаков, не ведая, что тем самым подтверждает закон о том, что декларативная информация выражается короче, чем процедурная. Но в конечном итоге, для практических нужд нужно все-таки процедурное знание.
Но это – лишь начало процесса! Дальше он развивается стремительно и, похоже, необратимо. Когда поиск решения в результате напряжения интеллектуальных ресурсов повсеместно был заменен на поиск декларативного знания Интернета, выдавая его за истину в последней инстанции, возникло ожидаемое сомнение в адекватности собственного мышления. В результате, то, что субъект видит – истина, остальное – от лукавого. Сократ отдыхает, а вместе с ним вся древнегреческая наука. И уже нет надобности устанавливать логическую связь между посылкой и следствием, потому что следствия нет, оно не следствие, а лишь результат «загугливания», которое всегда выдает искомое. Подобные сомнения в собственных умственных возможностях и возвеличивание Гугла начали стремительно распространяться. Не будем в очередной раз указывать на роль нынешнего МИНОБРАЗа в оболванивании школьников и превращении Сократа в причудливого старика. Это превратилось в печальную банальность.
Однако, поиск вместо размышления привел к тому, что уже типичным стало «гуглить» вместо размышлять. И на просьбу преподавателя найти решение вся аудитория в едином порыве «гуглит» условие и предъявляет решение, к которому не имеет никакого отношения. Однако цель достигнута – решение найдено. Это и есть главный симптом дислогии – болезни XXI века, которая проявляется в неспособности самостоятельно строить умозаключения и получать следствия из посылок, если это не требует тривиальных умозаключений на уровне приматов. И дислогия стремительно распространилась по просторам нашей страны. В остальном мире она также приняла вид пандемии. Однако до других стран автору нет никакого дела, его беспокоит собственная страна, наследница того интеллектуального прорыва, который наблюдался в ней в прошлом веке. И который был с таким цинизмом выплеснут вместе с идеологическими ценностями советского строя. (Ремарка. Автор далек от мысли требовать возвращения к старому. «Нельзя войти в одну реку дважды!» – учили древние, искренним поклонником которых он является.) Однако поделиться своими наблюдениями над современными студентами, которые, в том числе, проходят перед его глазами ежедневно и ежечасно, он считает своим долгом.
Однако, мало описать симптомы болезни, надо попытаться найти и средство против нее. Наш век нельзя представить без таблеток, на которые уповают все, в попытке обрести физическое и душевное здоровье. Сам поиск нужной таблетки становится болезнью. Однако, это юмор! А в данном случае юмор не уместен, т.к. вопрос идет об умственном развитии поколения, которое наследует страну, с богатыми традициями образования и науки. И автору очень не хочется, чтобы она эти традиции утратила. Начнем с негатива. Нельзя отобрать гаджеты, это вызовет социальную напряженность. Нельзя ликвидировать Интернет, т.к. нельзя остановить прогресс. Нельзя сменить МИНОБРАЗ – это не в наших силах, да и подходящих новых кандидатур не видно.
Но если это так, то функция врачевателя дислогии перекладывается на педагогов, которые уже осознали силу проникающего всюду вируса. И наиболее не смирившиеся с этим пытаются остановить дислогию, прививая ученикам любовь к умозаключениям и поиску изящных решения. Основные врачебные центры традиционные – это ведущие ВУЗы, т.к. сама программа обучения в них является надежным фильтром, через который не проникает вирус этой болезни. Например, МГУ, МИФИ и ФИЗТЕХ, Однако, нельзя копировать в школах методику обучения ведущих ВУЗов, но принцип обучения – требовать от учащихся самостоятельности в принятии решений, - можно. И это делается. Число олимпиад для школьников, конкурсов для студентов ВУЗов и СУЗов растет. Другое дело, что с ростом количества страдает качество. Однако, это уже можно рассматривать как микстуру от дислогии, которая может стать панацеей. Только не надо пестовать болезнь, повторяя модные образовательные штампы, лишь подтверждающие невозможность официальной педагогики справиться с ней. Не формой, а содержанием сильно Российское образование! А чиновник (в том числе и от образования) всегда был, есть и будет воплощением формы, и никогда не наполнит ее содержанием, потому что сам оное не имеет. Лишь содержательной работой с учениками, развивающей самостоятельность мышления, можно остановить дислогию, А содержательная работа – это повседневный, продуктивный труд педагога, без оглядки на министерские директивы, помноженный на любовь к чадам своим.
2018